March 26th, 2011

Завтрак у Тиффани

"...Я ведь точно знала, что не стану звездой. Это слишком трудно, а если у тебя есть мозги, то еще и противно... Это только думают, что у звезды должно быть большое, жирное "Я", а на самом деле как раз этого ей и не положено. Не думай, что я не хочу разбогатеть или стать знаменитой. Это очень даже входит в мои планы, когда-нибудь, даст Бог, я до этого дорвусь, но только пусть мое "Я" останется при мне. Я хочу быть собой, когда в одно прекрасное утро проснусь и пойду завтракать к Тиффани."
Холли Голайтли, любимая героиня Трумена Капоте.

"Пугачиха. Фильм-загадка"

Михаил Дегтярь пытается разгадать загадку - откуда этот фильм и кто на самом деле его автор? http://mdegtyar.livejournal.com/102581.html
Вот нашла запись, сейчас посмотрю.

http://onfilm.net.ru/news/pugachikha_film_sudba_2011/2011-03-26-9016

P.S.
Хороший фильм. Действительно странно - где его прятали так долго?
Давным-давно один знакомый чех спрашивал меня с недоумением: почему у вас так популярна эта толстая, безвкусная тетка? За что вы ее любите? Было за что - за талант, за голос, но прежде всего за свободу и умение оставаться самой собой всегда и при любых обстоятельствах.
Жаль, что сегодняшняя Пугачиха популярна исключительно как персонаж нескончаемого рекламного фарса с Галкиным. Печально, но она стала смешной.

М.Дегтярь: уже не загадка
http://mdegtyar.livejournal.com/102870.html

100 лет со дня рождения Теннесси Уильямса



"Он вывел на сцену беспомощных красавиц, жестоких неудачников, спивающихся мечтателей; он распахнул перед читателем семейный ад надломленных бесконечными болезнями, страхом нищеты, маниями, фобиями и депрессиями; он изобразил страну маргиналов и фриков, которые, собственно, и расплачиваются своим безумием и порочностью за образ процветающей и свободной Родины".
http://www.izvestia.ru/bykov/article3153206/

Геннадий Шмаков, человек искусства

На страницах книги воспоминаний Людмилы Штерн об Иосифе Бродском встретила персонажа романа Людмилы Улицкой "Зеленый шатер". Прототипа того мальчишки, который рос с горячо любимой необыкновенной бабушкой, мечтал быть музыкантом-виртуозом, повредил руку, стал тончайшим музыковедом, эмигрировал в Штаты, заключив фиктивный брак с американкой. В качестве гонорара ей были обещаны пять тысяч долларов и норковая шуба. Но она влюбилась по-настоящему, захотела быть с ним вместе навсегда, хотя ее заранее предупредили, что брак строго фиктивный, т.к. жених дамами не интересуется. Вот этот эпизод с женитьбой и последующей эмиграцией почти дословно описан в романе Улицкой. Как и характер этого человека. "Он добр, чуток, деликатен. Он раним, порой агрессивен что не мешает ему не чураться радостей жизни. Он бескорыстен и артистичен, широко, фундаментально образован". Это уже цитата из Людмилы Штерн. В реальной жизни его звали Геннадий Шмаков, он был поэтом и переводчиком (его переложение стихов греческого поэта Кавафиса на русский язык Бродский считал совершенством), знатоком балета (он автор биографии Михаила Барышникова), киноманом (знал о кино все, написал книгу о Жераре Филиппе), увлеченным фанатом Марии Каллас. Любовь к высокому искусству была его страстью и сутью. Среди его близких друзей Татьяна Либерман (парижская любовь Маяковского Татьяна Яковлева) и ее муж Алекс Либерман, скульптор, фотограф, который много лет был главой мощной журнальной империи Conde Nast.
Геннадий Шмаков умер 21 августа 1988 г. в Париже от СПИДа, ему было 48 лет. "Он мечтал после смерти быть рядом со своей богиней Марией Каллас, - пишет Людмила Штерн, - во время церемонии поминовения звучал ее голос. Он завещал развеять свой прах в Эгейском море". В 1991 г. друзья Шмакова выполнили его волю и бросили вслед белый шелковый платок - прощание от Татьяны.

На фото: Алекс Либерман, Людмила Штерн, Геннадий Шмаков, Татьяна Либерман. 1980 г.
Воспоминания о Шмакове есть и в первой "Книге мертвых" Эдуарда Лимонова. Если Людмила Штерн пишет восхищенно и нежно, то Лимонов свойственным ему аналитически-точным пером, подобным ножу паталогоанатома, препарирует человека без малейшей сентиментальности. Но понятно, что и в его жизни Геннадий Шмаков оставил незабываемый след. http://lib.babr.ru/?book=2888

Безжалостно, безучастно, без совести и стыда
воздвигали вокруг меня глухонемые стены.

Я замурован в них. Как я попал сюда?
Разуму в толк не взять случившейся перемены.

Я мог еще сделать многое: кровь еще горяча,
но я проморгал строительство. Видимо мне затмило,

И я не заметил кладки растущего кирпича,
Исподволь, но бесповоротно я отлучен от мира.

Константинос Кавафис (перевод Геннадия Шмакова)