olgalitskaya (olgalitskaya) wrote,
olgalitskaya
olgalitskaya

Categories:

Геннадий Шмаков, человек искусства

На страницах книги воспоминаний Людмилы Штерн об Иосифе Бродском встретила персонажа романа Людмилы Улицкой "Зеленый шатер". Прототипа того мальчишки, который рос с горячо любимой необыкновенной бабушкой, мечтал быть музыкантом-виртуозом, повредил руку, стал тончайшим музыковедом, эмигрировал в Штаты, заключив фиктивный брак с американкой. В качестве гонорара ей были обещаны пять тысяч долларов и норковая шуба. Но она влюбилась по-настоящему, захотела быть с ним вместе навсегда, хотя ее заранее предупредили, что брак строго фиктивный, т.к. жених дамами не интересуется. Вот этот эпизод с женитьбой и последующей эмиграцией почти дословно описан в романе Улицкой. Как и характер этого человека. "Он добр, чуток, деликатен. Он раним, порой агрессивен что не мешает ему не чураться радостей жизни. Он бескорыстен и артистичен, широко, фундаментально образован". Это уже цитата из Людмилы Штерн. В реальной жизни его звали Геннадий Шмаков, он был поэтом и переводчиком (его переложение стихов греческого поэта Кавафиса на русский язык Бродский считал совершенством), знатоком балета (он автор биографии Михаила Барышникова), киноманом (знал о кино все, написал книгу о Жераре Филиппе), увлеченным фанатом Марии Каллас. Любовь к высокому искусству была его страстью и сутью. Среди его близких друзей Татьяна Либерман (парижская любовь Маяковского Татьяна Яковлева) и ее муж Алекс Либерман, скульптор, фотограф, который много лет был главой мощной журнальной империи Conde Nast.
Геннадий Шмаков умер 21 августа 1988 г. в Париже от СПИДа, ему было 48 лет. "Он мечтал после смерти быть рядом со своей богиней Марией Каллас, - пишет Людмила Штерн, - во время церемонии поминовения звучал ее голос. Он завещал развеять свой прах в Эгейском море". В 1991 г. друзья Шмакова выполнили его волю и бросили вслед белый шелковый платок - прощание от Татьяны.

На фото: Алекс Либерман, Людмила Штерн, Геннадий Шмаков, Татьяна Либерман. 1980 г.
Воспоминания о Шмакове есть и в первой "Книге мертвых" Эдуарда Лимонова. Если Людмила Штерн пишет восхищенно и нежно, то Лимонов свойственным ему аналитически-точным пером, подобным ножу паталогоанатома, препарирует человека без малейшей сентиментальности. Но понятно, что и в его жизни Геннадий Шмаков оставил незабываемый след. http://lib.babr.ru/?book=2888

Безжалостно, безучастно, без совести и стыда
воздвигали вокруг меня глухонемые стены.

Я замурован в них. Как я попал сюда?
Разуму в толк не взять случившейся перемены.

Я мог еще сделать многое: кровь еще горяча,
но я проморгал строительство. Видимо мне затмило,

И я не заметил кладки растущего кирпича,
Исподволь, но бесповоротно я отлучен от мира.

Константинос Кавафис (перевод Геннадия Шмакова)
Tags: как это было, книги
Subscribe

  • "Сталинград"

    Мой текст в журнале The New Times http://newtimes.ru/articles/detail/72218

  • Александр Миндадзе

    - Для вас имеет значение сегодняшняя реальность? - А как же иначе, я же здесь живу. Но по-настоящему писатель начинает волноваться, когда есть…

  • Юлия Ауг

    Поговорила с Юлией Ауг во Владивостоке на фестивале "Меридианы Тихого". - Юля, тебя называют актрисой номер один российского артхауса. Ты с этим…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 35 comments

  • "Сталинград"

    Мой текст в журнале The New Times http://newtimes.ru/articles/detail/72218

  • Александр Миндадзе

    - Для вас имеет значение сегодняшняя реальность? - А как же иначе, я же здесь живу. Но по-настоящему писатель начинает волноваться, когда есть…

  • Юлия Ауг

    Поговорила с Юлией Ауг во Владивостоке на фестивале "Меридианы Тихого". - Юля, тебя называют актрисой номер один российского артхауса. Ты с этим…